History UK
История — свидетель прошлого, свет истины, живая память, учитель жизни, вестник старины.
Враг злонамеренных, всем добрым людям друг,
Умом, достоинством, величием заслуг,
Талантами Эдвард внушал почтенье;
Властитель Англии и подданных сердец,
Пред ним склонившихся в немом благоговенье,
Защитник вдов и сиротам -- отец.

Диббин


Парламент, возведший Эдуарда III на трон еще при жизни его отца, учредил для управления государством Тайный Совет в составе 12 специально назначенных вельмож. Любовник вдовствующей королевы Мортимер, конечно же, мог при желании войти в их число, но демонстрируя ложную скромность, отказался от этого. В то же время он тайно влиял на все решения Совета. Мортимер добился того, чтобы большая часть государственного дохода контролировалась вдовствующей королевой. Что же касается внутренней политики, то здесь он совершенно не утруждал себя консультациями с правительственными министрами ни по одному из общественных дел. Сам король был чуть ли не на осадном положении, так что никто не имел доступа к нему. Вся суверенная власть принадлежала Мортимеру и королеве, которые и не думали скрывать свою преступную связь.


(1330) В конце концов Эдуард преисполнился решимости свергнуть власть узурпатора, ставшую ненавистной для народа и обременительной для повзрослевшего короля. Однако могущество фаворита возросло настолько, что противоборство с ним требовало большой осторожности. Королева и Мортимер выбрали в качестве временной резиденции Ноттингемский замок, который охранялся очень строго. Каждый вечер ворота закрывались, а ключи хранились у королевы. Поэтому король и некоторые посвященные в его замысел бароны решили схватить узурпатора в самой крепости. С этой целью Вильяма Бленда, коменданта крепости, склонили к тому, чтобы он впустил заговорщиков в замок по секретному подземному ходу, который был сделан когда-то на случай военной необходимости, но потом завален мусором и забыт всеми, за исключением нескольких человек. Бароны, действующие в интересах короля, прошли в замок по этому ходу ночью и застали Мортимера врасплох. Он был арестован в покоях, примыкающих к королевским, сонным и лишенным всякой возможности сопротивляться. Напрасно королева старалась спасти его, тщетно умоляла она заговорщиков пощадить "благородного Мортимера". Бароны, глухие к ее просьбам, возражали ей, что ранее она слишком многим отказывала в милосердии и сожалении. Фаворит был приговорен к смерти срочно созванным парламентом, не получив права ни на защиту, ни даже на допрос выступавших против него свидетелей. Он был повешен в местечке под названием Элмс, на расстоянии около мили от Лондона, и тело его качалось на виселице в течение двух дней.

Королева, без сомнения виноватая еще в большей степени, находилась, однако, под защитой своего королевского достоинства. Она была лишь отстранена от власти и обречена на пожизненное заключение в замке Райзинг. На ее содержание была выделена пенсия в три тысячи фунтов в год, и король ежегодно наносил ей визит вежливости. Тем не менее, она подверглась всеобщему осуждению и презрению. Она прожила еще около 25 лет, являя собой жалкий памятник своему пагубному честолюбию.

(1333 г.) С целью укрепить свою популярность в народе Эдуард предпринял успешное вторжение в Шотландию и одержал полную победу в битве при Хэлидон-Хилл, где было убито около 30 тысяч шотландцев.

Спустя некоторое время он обратил оружие против Франции, которая в тот момент находилась в особенно бедственном положении. Дело в том, что еще при жизни Филиппа Красивого все три сына этого короля при полном парламенте обвинили своих жен в неверности. По этому обвинению все три принцессы были приговорены к пожизненному заключению. Наследник Филиппа Красивого Людовик Сварливый, вступив на престол, приказал тайком удушить свою жену; участь ее любовника оказалась еще ужаснее: с него живьем содрали кожу. Когда Людовик умер, оставив после себя только одну дочь, короной завладел его брат Филипп Длинный, обосновавший свои действия ссылкой на древний салический закон, по которому женщина не имеет права наследования. После смерти последнего из сыновей Филиппа Красивого Эдуард предъявил свои права на французскую корону, обосновывая их тем, что его мать -- Изабелла была дочерью этого монарха и родной сестрой трем последним французским королям. Поэтому Эдуард считал, что имеет на французский престол больше прав, чем занявший его Филипп VI Валуа, приходившийся Филиппу Красивому всего лишь племянником.

(По Мортону "эти притязания лишь маскировали подлинные цели войны", а именно: "политически объединить Англию, Фландрию и Гасконь, уже связанные между собой торговыми отношениями... Фландрия была центром шерстяной промышленности, а Гасконь являвшаяся все еще феодальным владением английских королей была главным поставщиком вина и соли, а также важной базой по импорту железа". Советский редактор поправляет Мортона так: "Столетняя война велась, главным образом феодалами в их феодальных захватнических интересах; интересы торговли играли здесь подчиненную роль". Грин добавляет еще одну существенную на его взгляд причину: постоянную помощь, которую Франция оказывала Шотландии в борьбе против Англии. -- Ф.С.)

Однако сначала он запросил мнение парламента относительно правомочности этого предприятия. Затем, получив одобрение парламента, произвел сбор шерсти для торговых сделок с фламандцами и во главе английской армии, в сопровождении ряда знатных английских вельмож отплыл во Фландрию, полный завоевательских замыслов.

(1337 г.) Первым испытанием было морское сражение при Слейсе (около Брюгге, у берегов Фландрии), в котором французы потеряли 230 кораблей, более тридцати тысяч моряков и двух адмиралов убитыми. Успех последовавшей за этим высадки Эдуарда в Нормандии, разорение, произведенное его войсками, которые распространились по всей стране, посеяли ужас во французском дворе. Каэнь была взята и разграблена англичанами безо всякой пощады. Участь ее разделили и другие города и деревни вплоть до Парижа. Французы не находили других средств остановить продвижение завоевателей, как уничтожение мостов. Филипп VI, бывший в то время королем Франции, не терял времени даром, собирая войска для отпора врагу. Он расположил одну свою армию во главе с генералом Годомаром де Фэ на берегу Соммы, которую Эдуард собирался форсировать, а сам во главе другой армии численностью 100 тысяч человек переправился навстречу английскому войску с намерением дать решительный бой.

Поскольку обе армии некоторое время находились в пределах видимости друг друга, с обеих сторон не было ничего желаннее, чем начать сражение. И, хотя силы были неравными, так как англичане имели не более 30 тысяч человек против более 120 тысяч французов, Эдуард решил все же положиться на боевой дух и выучку своих солдат и поставить на карту все. Для этого он выбрал удачную позицию близ деревни Кресси, где ожидал вражеской атаки в полном спокойствии. Он расположил своих людей на пологом склоне возвышенности, построив их в три линии. Первой командовал юный принц Уэльский, второй -- графы Нортхэмптон и Арунделл, а третью, оставленную в резерве, возглавил сам король.

С другой стороны Филипп, движимый негодованием и уверенный в своем численном превосходстве и близкой победе, проявил больше безрассудного стремления начать поскорее сражение, чем благоразумия в обеспечении его успеха. Он повел свою армию, построенную в три линии, против английских сил. Первая линия состояла из 15 тысяч генуэзских арбалетчиков, вторую возглавлял брат короля граф Алансонский, третью -- сам король.

"Подобно последующим битвам при Пуатье и Азенкуре, битва при Креси явилась результатом нелепой стратегии англичан, которые с недостаточно сильной армией проникли вглубь Франции и оказались припертыми к стене превосходящими силами противника. Однако недочеты стратегии были восполнены превосходством тактики. Уроки войны с Шотландией и битвы при Кутре (где фламандские ткачи разбили превосходящие силы французской феодальной знати) показали и слабость феодальной кавалерии и преимущества большого лука, а также массовых формирований хорошо обученной стойкой пехоты". Мортон, 1950 г.

Пускали лучники каленых тучи стел,
В атаках яростных французов строй кипел,
Но как родного острова скалы
Неколебим, встречал Эдвард атак валы.

Кук


(1346 г.) Около трех часов пополудни началась знаменитая битва при Кресси. Французский король приказал генуэзским стрелкам идти в атаку, но они были утомлены долгим маршем и нуждались хотя бы в небольшом отдыхе прежде, чем идти в бой. Граф Алансон, узнав об их просьбе, прискакал к ним и, обругав их трусами, погнал их в сражение. Их замешательство еще более усилилось сильным ливнем, который намочил тетивы их арбалетов. Поэтому стрельба, которую они открыли, не нанесла англичанам почти никакого урона. Английские же лучники, которые хранили свое оружие в чехлах, неожиданно получили и дополнительное преимущество, так как дождь внезапно прекратился и открылось яркое солнце, светившее в глаза их противникам. Стрельба англичан была такой плотной и меткой, что в рядах генуэзцев воцарились ужас и паника. Английские лучники в то время считались лучшими в мире и еще долго сохраняли свое первенство в стрельбе. При этом они использовали как арбалеты, так и большие луки, предпочитая все же последние.

Юный принц Уэльский исключительно разумно для своих лет использовал замешательство врага и двинул свое войско в бой. Однако французская кавалерия под командованием графа Алансона, повернув к месту схватки, выдержала натиск и начала врубаться в ряды англичан. На помощь принцу поспешили графы Арунделл и Нортхэмптон. Принц все время находился в самом пекле битвы, и там, где он появлялся, победа клонилась на сторону англичан. Вокруг него кипела самая жаркая схватка, и мужество юноши поражало даже самых бывалых ветеранов. Однако их изумление его отвагой не уменьшало их опасений за его жизнь. В конце концов, один из офицеров был направлен к королю с просьбой прислать отряд на выручку принцу. Эдуард, который в этот момент с величайшим спокойствием наблюдал за сражением с ветряной мельницы, с кажущимся безразличием спросил, не убит ли его сын. Когда ему сказали, что принц жив и совершает чудеса храбрости, король вскричал: "Тогда скажите моим генералам, что он не получит от меня помощи и вся слава этого дня достанется ему. И пусть он покажет себя достойным воителем и будет обязан победой лишь собственной доблести!" Эта речь, переданная принцу и его приближенным, воодушевила их на еще большее мужество. Они бросились на французскую кавалерию в новую атаку, и граф Алансон был убит. Это было началом полного разгрома. Французы, лишившись опытного военачальника, были объяты паникой, и вскоре вся французская армия обратилась в бегство и была предана мечам безжалостных преследователей. Только ночь прекратила резню.


В битве при Кресси был убит король Богемии, сражавшийся на стороне Франции, чей девиз "Ich diene" ("я служу") был обнаружен среди перьев, украшавших его шлем. Эдуард (Черный принц) присвоил себе этот девиз, который с тех пор стал традиционным девизом всех принцев Уэльских. В этой битве впервые были использованы пушки. -- Д-р Пиннок

Ни одна победа не была для англичан столь своевременной и столь бескровной, как эта. Несмотря на страшную резню, победители потеряли убитыми одного оруженосца, трех рыцарей и небольшое число бойцов низшего сословия. Но эта победа принесла еще более ощутимые плоды. Эдуард, столь же трезвый в своих завоевательских планах, сколь и благоразумный в методах их осуществления, решил обеспечить себе легкий доступ во Францию на будущее. С этой целью он осадил крепость и порт Кале, которую защищал Жан де Вьенн и которая была обеспечена всем необходимым для длительной обороны. Эта операция, хотя и потребовала долгого времени, но закончилась полным успехом. Напрасно комендант защищался с величайшей отвагой, напрасно он удалил из крепости все бесполезные "лишние рты", которым Эдуард великодушно позволил удалиться. Король решил сломить гарнизон крепости голодом, и после 12 месяцев осады обороняющиеся были доведены до последней крайности. В наказание за бессмысленное упорство, проявленное защитниками крепости, Эдуард приказал казнить шесть наиболее знатных горожан. Шесть человек вызвались на казнь сами и с веревками на шее в знак смирения явились к месту казни, однако благодаря заступничеству королевы они были помилованы.

В то время, как Эдуард одерживал победы на континенте, шотландцы, никогда не упускавшие благоприятной возможности для мести и грабежа, нарушили границу и вторглись в королевство с огромной армией во главе со своим королем Дэвидом Брюсом. Неожиданное вторжение в такой неподходящий момент встревожило, но не устрашило англичан. Лайонел, сын Эдуарда, оставленный им в качестве попечителя Англии на время его отсутствия, был слишком юн, чтобы доверить ему руководство армией, но победы англичан на континенте, казалось, вдохновили на подвиг даже женщин. Филиппа, жена Эдуарда приняла командование на себя и приготовилась отразить нападение врага. Назначив лорда Перси своим генералом, она собрала войско, которое встретило шотландцев у поселка Невиллз-Кросс близ Дюрхема и вступила с ними в бой. Шотландский король горел желанием начать сражение, так как рассчитывал одержать легкую победу над недисциплинированным войском во главе с женщиной, однако он обманулся. Его армия была разгромлена и обращена в беспорядочное бегство. Пятнадцать тысяч шотландцев были изрублены в куски, а сам Брюс вместе со многими знатными лордами и рыцарями был взят в плен и с триумфом доставлен в Лондон (1346 г.)

Спустя десять лет Черный принц (так называли принца Уэльского по цвету его лат) одержал победу над французами в битве при Пуатье1, где был взят в плен король Франции Иоанн Добрый, которого он отправил в Лондон с величайшим триумфом, свидетелями чего были тысячи восторженных жителей столицы.(1356 г.)

Два пленных короля, одновременно находившихся при английском дворе, -- это был величайший взлет славы английского оружия, однако слава была, пожалуй, единственным достижением, так как все, что было завоевано во Франции с таким риском и ценой таких великих усилий и затрат, все это было постепенно и незаметно утрачено, хотя и без видимых поражений в крупных битвах. Англичане, измотанные длительной необходимостью снабжения своих войск на континенте, оказались не в состоянии удерживать там свою армию. Карл V, который унаследовал корону Иоанна Доброго, скончавшегося в плену в Савойе, терпеливо дожидался момента, чтобы дать англичанам решительный бой, довольствуясь на первых порах тем, что не мешал им тратить свои силы в попытках разграбить французские города. А затем, избегая крупных сражений, захватывал те районы, где англичане не были достаточно сильны. Вначале он вторгся в Пуату, и жители Аббевиля раскрыли перед ним городские ворота. Их примеру последовали жители Сент-Валуа, Рю и Кротье. Так, спустя недолгое время почти вся страна покорилась ему. Южные провинции подобным же образом были захвачены его генералами, тогда как Черный принц, лишенный помощи и снабжения из Англии, измученный тяжелой формой чахотки, был вынужден возвратиться на родину, оставив дела на юге Франции в самом плачевном состоянии.

Приближающаяся смерть Черного принца, состояние здоровья которого давало слишком явные симптомы быстрого угасания, была самым страшным ударом для короля1, омрачив конец его столь замечательного царствования. Этот доблестный и получивший блестящее образование принц умер на 46-ом году жизни. Он остался в памяти англичан примером человека без единого недостатка, и народное горе по случаю его смерти было безутешным.

Наиболее чувствительной эта потеря была для короля, страдания которого ничто не могло умерить. Он полностью удалился от государственных дел и оставил королевство на разграбление хищным министрам (во главе с Джоном Гантом. -- Ф.С.). Последствий этого пагубного шага он не увидел, так как умер спустя год после смерти принца. Он умер в Шине, округ Сарри, умер покинутый всеми придворными, включая тех кто обогатился за счет его милостей, на 65-ом году жизни и пятьдесят первом году своего царствования в 1377 году. Это был монарх, скорее восхищавший своих подданных, чем любимый ими, король, которому больше аплодировали, чем сочувствовали.


Во время правления Эдуарда III был учрежден Орден Подвязки, число кавалеров которого, не считая короля, составляло 24 человека. Согласно весьма распространенной, хотя и не подкрепленной авторитетными свидетельствами легенде, однажды на балу графиня Солсбери уронила подвязку, которую король поднял и вручил ей со словами: "Honni soit qui mal y pense" (пусть будет стыдно тому, кто об этом плохо подумает). Этот случай будто бы и дал повод учредить этот орден и его девиз. Впрочем, некоторые утверждают, что этот орден впервые был учрежден Ричардом Львиное Сердце во время осады Аккры, когда в минуту крайней опасности ему остались верными лишь 25 рыцарей, которым он с тех пор приказал носить голубую ленту, обвязанную вокруг каждой из ног, а впоследствии посвятил в рыцари Ордена Подвязки.

В это царствование был введен закон о государственной измене, построена церковь Святого Стефана (позднее палата Общин) и перестроен из крепости Виндзорский дворец.

У Эдуарда и его жены Филиппы было 12 детей. Старший сын -- Черный принц умер до смерти короля, однако он оставил после себя сына, который и унаследовал трон своего деда под именем Ричарда II.